Если бы российские власти промедлили с введением самоизоляции хотя бы на неделю, умерших к концу мая было бы на несколько тысяч больше. Такие выводы можно сделать, если использовать для прогнозов модель распространения заболевания, созданную американскими учеными.

Согласно этой модели, жизни более чем 55% американцев, скончавшихся от COVID-19, можно было спасти, если бы власти США ввели режим самоизоляции всего на неделю раньше, выяснили ученые из Колумбийского университета. 

Данные были приведены на 3 мая, когда в стране скончались 67 тысяч человек. То есть если бы людей своевременно призвали к социальному дистанцированию, выжить могли бы 37 тысяч американцев. 

Подобные модели очень индивидуальны и сильно зависят от особенностей страны или региона, от степени урбанизации и уровня мобильности населения, от выстроенности транспортной сети и много другого, но можно попробовать на минутку отбросить факты и просто «отзеркалить» американскую схему на Россию. В случае, если бы власти российских регионов промедлили с требованием о самоизоляции на неделю, умерших на 20 мая было бы не 2,9 тысячи, а 4,6 тысячи (+55%). И это, конечно, некорректное и весьма заниженное число, поскольку в сослагательном наклонении довольно сложно рассчитать, как менялись бы эти проценты, если бы число скончавшихся росло не линейно, а по экспоненте.

Но попробуем все же разобраться, как и на фоне каких цифр реагировали на вспышки коронавируса в своих странах российские и американские власти. 

14 января – 0
21 января – 1
28 января – 5
4 февраля – 11
11 февраля – 14
18 февраля – 25
25 февраля – 59
3 марта – 125
10 марта – 1004

Это число официально подтвержденных случаев заражения в США. До начала марта все выглядело довольно спокойно, резкого роста не было, Дональд Трамп писал, что все под контролем. Никаких мер по-прежнему нет, за исключением запрета на полеты из Китая. «Ничего не закрывается. Жизнь и экономика продолжаются», – пишет тогда президент. 

Но восьмикратный рост числа зараженных в начале марта заставляет Белый дом задуматься. 11-го числа власти вводят запрет на полеты из Европы, но не всей – для британцев Америка останется открытой еще на неделю. 13 марта Трамп вводит режим ЧС, но он направлен прежде всего на то, чтобы развязать руки медикам, и никакого социального дистанцирования не требует. 

И только 17-го числа президент проводит пресс-конференцию, на которой призывает всех американцев оставаться дома, работать удаленно и ограничить число контактов с другими людьми. Официально заболевших в США на тот момент уже 6,5 тысячи человек. Большая часть из них находилась в Нью-Йорке, позже ставшем очагом распространения инфекции. Там указ об обязательной самоизоляции вышел двумя днями ранее, 15-го числа, когда зараженных было еще 3,5 тысячи. Кажется, что цифры пока не столь устрашающие, и меры вполне своевременны и адекватны.

Но на самом деле это не так. Указ нью-йоркского губернатора Эндрю Куомо, хоть и вышел в середине марта, вступал в силу только 22-го числа. А в других штатах, большинство из которых последовали примеру Большого Яблока, и того позже – в Мичигане, например, где сейчас 50 тысяч зараженных, режим самоизоляции начался 24 марта, во Флориде – и вовсе 3 апреля. 

Идея предоставить людям некий самоизоляционный «буфер» оказалась не самой верной. 15 марта, как мы помним, в США было 3,5 тысячи инфицированных и 74 умерших. 22-го числа, к началу самоизоляции в Нью-Йорке – уже 33 тысячи зараженных и 587 скончавшихся, 24-го, когда люди остались дома в Мичигане, 53 тысячи подхватили вирус и тысяча человек умерли. Пока очнулась Флорида, умерли уже 9 тысяч, а заразились 276 тысяч американцев.

Россия ввела самоизоляцию позже многих американских штатов, это действительно так. Власти большинства регионов попросили граждан оставаться дома примерно 29–31 марта. Но было два существенных отличия от американского сценария. 

Во-первых, никакого «буфера» почти нигде не было – режим вступал в силу уже через один–два дня после объявления, что лишало коронавирус форы, которую ему предоставили в США. А во-вторых, отличались исходные данные. По состоянию на 29 марта, когда об обязательной самоизоляции объявил столичный мэр Сергей Собянин, в стране было 1543 случая заражения. Это вдвое меньше, чем было в США на 15-е число, но все равно разница кажется не столь существенной – если не знать одного обстоятельства.

На самом деле истинные цифры по США были в разы крупнее. В конце апреля ученые из бостонского Северо-Восточного университета подсчитали, что 1 марта, когда в пяти крупнейших городах страны (Нью-Йорке, Бостоне, Сан-Франциско, Чикаго и Сиэтле) официально было зафиксировано всего 23 человека с ковидом в сумме, по факту там уже инфицировались около 28 тысяч американцев. То есть в 1217 раз больше. И это по состоянию на 1 марта. Конечно, в течение двух, трех или даже четырех недель, пока штаты вводили у себя режим социального дистанцирования, вирус стремительно распространялся.

Главное и по большому счету единственное объяснение такой «теневой» статистики – проблемы с тестированием. США проводили крайне мало анализов на коронавирус на начальном этапе развития эпидемии в стране. В России их тоже было немного, но все равно в разы больше, чем в Штатах (вот данные с 7 по 15 марта, до указа Куомо). И это при меньшем числе заболевших.

Причем нельзя сказать, что США не знали, как проводить тесты, или же не имели ресурсов для этого – помешала политика властей, в феврале обязавших все лаборатории использовать не собственные тесты или уже проверенные в Азии или Европе, а исключительно разработанные Центром по профилактике и контролю заболеваний (CDC). Это привело к тому, что частные или университетские лаборатории, которые могли оперативно выявлять вирус собственными методами, вынуждены были работать с ПЦР-тестом от CDC, который оказался совершенно неэффективным. Кроме того, поначалу клиникам даже не позволяли отсылать анализы в частные лаборатории – только в те, что получили разрешение на это. То есть тестов было мало, и эффективность их страдала. Когда систему наладили, было уже поздно. 

Логика здесь примерно следующая: чем больше тестов, тем меньше смертей. 

«Самый эффективный способ предотвратить инфицирование и спасти жизни людей – разорвать цепь передачи инфекции. С этой целью нужно тестировать и изолировать больных. Невозможно тушить пожар вслепую. Мы не можем остановить пандемию, если не знаем, кто заражен. И наш призыв ко всем странам прост: тестировать и еще раз тестировать», – говорил еще в середине марта глава Всемирной организации здравоохранения Тедрос Гебрейесус. 

Чем раньше выявлен COVID-19, тем выше шанс, что пациента удастся спасти. И тем выше шанс найти зараженных, контактировавших с ним. Россия по количеству проведенных тестов меньше чем за месяц вошла в тройку мировых лидеров. США же, если брать цифры по числу тестов на миллион человек, едва входят в десятку даже сейчас.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Источник: vz.ru