Вандалы посягают на красивый исторический вид Петербурга: все почаще в городке портят монументы. Одних лишь русалок на пересечении Садовой улицы и Банковского переулка разрисовывали четыре раза за год. Основная неувязка в том, что в этом месте нет камер видеонаблюдения, и хулиганов отследить трудно. В беседе с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ специалисты отметили, что таковая безнаказанность может привести к грустным последствиям городского масштаба.

Петербург — неповторимый город для российской истории, который больше 2-ух веков был столицей Русской империи. На сей день он сохраняет статус культурного и духовного центра страны. Туристы съезжаются со всех уголков, чтоб проникнуться его атмосферой и полюбоваться строительным великолепием. В связи с участившимися эпизодами вандализма, в почти всех вариантах даже безнаказанными, город Петра рискует утратить собственный неповторимый первозданный вид, отмечают опрошенные нами специалисты.

Взять хотя бы многократную атаку на узнаваемых русалок, расположенных на пересечении Садовой улицы и Банковского переулка. Лишь за крайний год измученных дев разрисовывали четыре раза. Хулиганы заставляли женщин рыдать кровавыми и темными слезами, им разукрашивали лица и оставляли непонятные надписи. А три года вспять одной из их пришлось совершенно несладко — ей оторвали голову и унесли с собой.

Замахнулись не так давно злоумышленники и на святое — здание Эрмитажа. Ранее обрывали провод у 1-го из жеребцов на Аничковом посту. А практически в субботу петербуржец пробрался на крышу Александринки и «поскакал» в повозке Аполлона. К счастью, статуя не повреждена. Атаки на монументы Петербурга повторяются с завидной частотой. НЕВСКИЕ НОВОСТИ разбирались в ситуации.

Неоднократное закрашивание может убить статую

Чтоб вернуть красивый лик повелительниц морей, коммунальщикам повсевременно приходится замазывать уродливую краску. Это нам подтвердили в администрации Центрального района. По сообщению пресс-службы, сотрудники подбирают цвета в тон памятнику и убирают следы вандализма. Но, как оказывается, таковой метод может лишить статую первозданного вида. О этом НЕВСКИМ НОВОСТЯМ сказал реставратор Роман Борисов.

По словам спеца, слои краски накладываются друг на друга и выходит достаточно толстый слой, что влияет, к примеру, на какие-то черты, которые равномерно теряются.

«Понятно, что ничего неплохого в этом нет. Рано либо поздно придется эту краску, которая была в много слоев нанесена, на сто процентов снимать. Если какие-то утраты, это придется все замастиковывать и наносить по новейшей. Но если созодать все аккуратненько, сам вид не повреждается», — выделил Борисов.

Но как указывает практика, аккуратненько никто ничего не делает. Вот и на данный момент темные слезы на русалках закрасили, но тон подобрали безуспешно. Статуи сейчас приметно побледнели. Недозволено сказать, что сделалось лучше — светлая краска очень выделяется и завлекает внимание чуть ли не больше, чем слезы.

Неповторимость русалок

Оставлять все на самотек недозволено, поэтому как таковых особых скульптур с личным видом в Петербурге не настолько не мало, гласит мастер. Если наплевательски относиться к этому, Северная столица рискует утратить собственный исторический вид.

«В этом разница меж реставрацией в Рф и в Европе. В Европе стараются создать «прекрасную картину», чтоб это было прекрасно и не непременно историческое что-то. У их весьма нередко принято поменять старенькые вещи на новое. У нас все-же, в Петербурге в индивидуальности, принято сохранять старенькые традиции. Потому чем подольше к таковым вещам будет привлечено внимание, тем лучше мы сможем сохранить весь наш исторический вид», — заявил реставратор.

В уникальности дома, где размещены русалки, не колеблется и член президиума Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Санкт-Петербурга. Анна Капитонова подробнее поведала НЕВСКИМ НОВОСТЯМ о строительном монументе, охраняемом законодательством. По ее воззрению, красивые девицы мучаются из-за того, что размещены весьма низковато.

«Такие маски на довольно низком уровне, доступные, чтоб их раскрашивали, это довольно большая уникальность. В главном все такие фигуры размещены у нас на уровне второго, третьего этажа. Их сложнее рассмотреть, но зато это защищает их от вандалов. А такие красивые фигуры доступны прохожим, чтоб заглянуть им в глаза», — отметила Капитонова.

Как защитить русалок?

Один из методов защитить статуи и монументы архитектуры от лап горе-художников —  покрывать такие поверхности прозрачными хим составами. По словам координатора арт-группы «Явь» Анастасии Владычкиной, нанесенная вандалами краска будет поверх такового состава, который затвердевает прозрачной корочкой.

«Можно будет просто „отстирать“ эту краску, не трогая саму работу. Здесь необходимо кропотливо подбирать составы, поэтому что какие-то вредят самой скульптуре. Что-то, с чего же будет краска скатываться, – это за гранью фантастики»,— считает художница.

Спец по охране памятников считает, что сначала тут играет роль самосознание, делему нужно рубить на корню и вначале не допускать актов вандализма. Она заявляет, что любой человек должен осознать — такие деяния уродуют монумент и портят лепные фигуры. Кроме этого Анна Капитонова предложила некие варианты выхода из ситуации.

«Можно их защитить какими-то чехлами прозрачными, перегородками. Все это может быть. Патрули – не весьма действенный вариант, мы сталкивались с таковым. Он проходит раз-два в денек, и за этот период времени можно создать все, что охото. Камеры имели бы смысл, в особенности если кто-то еще за ними будет глядеть», — перечислила спец.

Большенный брат выручит Петербург

К слову, камер видеонаблюдения около русалок и взаправду нет. Может быть, конкретно потому вандалы беспрепятственно ворачиваются на это пространство, уверенные в собственной безнаказанности. Видеонаблюдение же оказывало бы как минимум психический эффект, поведали НЕВСКИМ НОВОСТЯМ в одной из компаний Петербурга, которая занимается установкой камер видеонаблюдения. Правда, спец отметил, что вандалы закрывают лица. Но в целом этот способ употребляется и достаточно нередко помогает отыскать виновников.

«Это психический момент — если люди лицезреют камеру, они не будут ничего изрисовывать», — отметил спец.

Если же кого-либо камера не приостановила, по последней мере, она зафиксирует его деяния. И отыскать хулигана становится проще.

К примеру, в конце августа неведомые разрисовали стенки Эрмитажа аэрозольными баллончиками. Процесс порчи имущества попал в объективы камер, вандалов увидел сотрудник музея и вызвал полицию. Таковым образом хулиганов удалось задержать.

Безнаказанность прирастит масштабы вандализма

Русалки — это только один из ярчайших примеров трудности, которая в том либо ином ключе возникает вновь и вновь. И самый принципиальный момент в том, что, если злоумышленников не завлекать к ответственности, у их может появиться иллюзия безнаказанности. А потом масштабы наносимого ими урона могут возрости.

«Почаще всего вандализм совершается в подростковом возрасте и происходит, когда есть потребность в самоутверждении, в признании в группе сверстников либо в качестве метода совладать с отрицательными эмоциями – злобой, завистью, гневом, омерзением и т. д. Непременно, безнаказанность провоцирует распространение вандализма. Наиболее того — отсутствие наказаний может привести к тому, что равномерно малые формы вандализма могут привести к наиболее большим, деструктивным и антисоциальным формам», — предупреждает психолог Ольга Левчук.

Согласно данным СПбГКУ «Городской мониторинговый центр», на нынешний денек в Петербурге установлено порядка 40 тыщ камер видеонаблюдения. Когда акт вандализма происходит в поле их зрения, злоумышленников стремительно находят и завлекают к ответственности. Но на карте городка все таки еще остаются белоснежные пятна, дозволяющие хулиганам беспрепятственно покушаться на объекты исторического наследства.

Создатели:
Оксана Федянина
Вероника Дриевская

Источник: nevnov.ru